Мат – невинная привычка или разрушение человека?

Мат – невинная привычка или разрушение человека?

Тему засилья матерной брани и ее пагубного влияния на человека наша газета ведет давно: о мате писали наши штатные и внештатные корреспонденты, свое мнение на страницах газеты высказывали и наши читатели. Размещенный недавно на сайте газеты материал под названием «Будем фотографировать матершинников?» вызвал в сети бурное обсуждение, причем, большинство комментирующих этот пост не стеснялись в выражениях. Впрочем, виртуальное пространство нецензурной лексикой не удивить, да что там виртуальное – мат окружает нас всюду в повседневной жизни, он уже достаточно уверенно себя чувствует в музыке и художественной литературе, он с одинаковой изощренностью вылетает из уст умудренных жизнью стариков и совсем юных мальчишек и девчонок. Что делать? Как оградить себя и детей от мата? И победима ли вообще нецензурная брань?

Ответы на эти вопросы в жаркой дискуссии искали участники Круглого стола, организованного нашей редакцией совместно с Центральной библиотекой. Среди участников – заведующая отделом культуры и туризма администрации Кольчугинского района Т.А. Беляева, заведующая Центральной библиотекой Т.А. Беляева, заведующая отделом обслуживания Центральной библиотеки Е.В. Костоправова, настоятель Свято-Покровского храма с. Давыдовское отец Владимир, православный журналист В.В. Дворников, психолог Е.И. Саленкова, хирург-стоматолог Д.Г. Котов, журналист и блогер С. Михайлов, руководитель молодежного клуба «Пульс» А.В. Дмитриева, житель города П. Власов, девятиклассники школ города.

Откуда пошел мат?

Сторонники мата (а таких, кстати, найдется немало) с уверенностью говорят: мат – это наши корни, наше все, мат неразделим с нашей историей, в стародавние времена матерились все: и крестьяне, и бояре, и посадские. Да что там – мат был обнаружен даже на новгородских грамотах XII века. Без мата, считает, например, наш внештатный автор Никита Шаров, русский язык, и без того доверху напичканный «заимышами», перестанет быть самобытным. А посему, по его мнению, мат можно назвать «спасителем русского языка». «С матом надо, как с девушкой, — бережно, тепло, с любовью. Мат снижает стресс и повышает болевой порог. Мат дает безграничные возможности по украшению своей речи», — написал Никита, а главный редактор «КВ» Е.В. Фролова зачитала это мнение перед началом дискуссии.

о. Владимир:

— Действительно, была найдена такая грамота, где вдова жалуется судье на то, что сосед назвал ее этим гадким словом. Откуда же взялся мат? Этими словами обозначали ритуальные действия сексуальных оргий. Жрецы специально возбуждали себя такими словами, чтобы создать оргию. Одним из важнейших предназначений этих слов в магических обрядах славян было наведение порчи на врага, проклятие его рода. Недаром эти слова связаны, в основном, с детородными органами мужчин и женщин и процессов воспроизводства.

Е.В. Фролова:

— Но сегодня нам сложно сказать однозначно: ругались или не ругались на Руси матом… Одни утверждают, что ругались все повально, другие – что, наоборот, это было редкостью, и за это жестоко наказывали…

В.В. Дворников:

— Я не согласен. Мое принципиальное мнение: если бы на Руси ругались матом все слои и так много, как сейчас, Россия не построила бы великую православную цивилизацию, не стала бы империей. То, что сегодня в России процветает мат и на верхах, и на каждом шагу, это не только не делает чести ни народу нашему, ни России, ни государству, ни властям, но и ведет к тому, что Россия скатывается и может потерять свое величие.

Что такое слова?

Тот факт, что слово материально, сегодня уже никто не оспаривает. «Словом можно убить, словом можно спасти, словом можно полки за собой повести», — написал поэт Вадим Шефнер, а слова матерные (и это тоже научно доказано) действительно разрушают, убивают человека на генетическом уровне.

о. Владимир:

— Последнее время активно пропагандируется понятие «органическая речь», введенное немецким психотерапевтом Носсратом Пезешкианом. Он первый обнаружил слова, программирующие болезни тела. Выражения-разрушители «С ума сойти, меня бесит, лопни мое терпение, я уже голову сломал, меня гложет, ножом по сердцу, сыт по горло…» и т.д. материализуются. И потом мы удивляемся, почему пришла болезнь, почему такая смертность среди мужского населения, которое, кстати, применяет нецензурную брань чаще, чем женское. А матери часто в раздражении называют своих детей «идиот», «дурак», не думая о том, что это сильное проклятье. Установлено, что пребывание в атмосфере мата вызывает в организме гормональный дисбаланс и мутацию молекул ДНК. Результат – более 30% мужчин от 30 до 60 лет имеют серьезные проблемы с потенцией. Проводились опыты воздействия на воду, в том числе и нецензурной бранью. Грязные слова меняли и спектр воды, и ее кристаллы. Такое же разрушение происходит и внутри человека, организм которого на 80% состоит из воды.

Е.В. Фролова:

— Многие из нас, наверняка встречались с такими фактами, что люди после инсульта, после парализации не могли говорить обычные слова, но совершенно чисто произносили матные. Не означает ли это, что за произношение бранных слов в организме человека отвечают совершенно другие нервные связи?

В.В. Дворников:

— Как языковед, я вам скажу, что в лингвистике мат называется инфернальной лексикой. По латыни «инфернум» означает ад. То есть ученые-филологи пришли к тому, что это адская лексика, пробуждающая самые низменные чувства в душе.

Т.А. Беляева:

— Я читала, что в Америке существует такой успешный опыт – объяснять детям смысл бранных слов и отправлять их помыть рот после того, как они произносят бранные слова…

М.Т. Беляева:

— У меня есть друзья, у которых замечательная речь. Но иногда бывают ситуации, что когда в их речи прозвучит это слово, сразу всем все становится понятно – как будто эти слова помогают найти какую-то наивысшую эмоциональную краску… Но однажды я услышала от батюшки, что ругнуться при ком-то матом – все равно, что плюнуть этому человеку в лицо, я стала серьезно над этим думать, в том числе и в отношении себя. Даже если это одно слово в год… Мне понравилась мысль о том, что мы свою судьбу пишем в том числе и словом, и мыслью…

А как же Пушкин, Есенин и Маяковский?

Начитанные сторонники употребления мата с большим удовольствием ссылаются на дошедшие до нас художественные произведения всеми любимых классиков, содержащие мат. Более того – солидные издательства публикуют такие произведения «без купюр»…

М.Т. Беляева:

— Эти люди приводят в пример Есенина и Пушкина, ссылаются на них, как будто они разговаривали этим языком. Это, скорее, исключение из правил, хулиганство… В юности я азартно прочитала Эдичку Лимонова, но потом не было желания возврата к этому автору. Да, он бравировал, бросал вызов обществу, эпатировал – там был сплошной мат.

Е.В. Костоправова:

— Книги в библиотеку приходят и с такой маркировкой: «18+». Вот одна из таких книг, ее автор Алексей Варламов, прозаик, филолог, лауреат многих престижных премий. Называется она «Душа моя Павел». На обложке книги написано: «Содержит нецензурную брань». Книга хорошая, отлично передает атмосферу 80-х годов в СССР глазами студента, попавшего в реальную жизнь из закрытого города. Но мы задумываемся: можно ли ее использовать в работе? В прошлом месяце я ездила на научно-практическую конференцию во Владимир по теме: «Роль литературы и чтения в формировании мировоззрения и образа жизни подрастающего поколения». Мы подняли тему в том числе и работы с литературой «18+». Как нам поступать? Можно ли ее использовать? Мы ведь работаем со школьниками, студентами… И нам ответили, что такую литературу надо рекомендовать для чтения подрастающему поколению, потому что нельзя их растить в парнике. Ведь из парника они выйдут во взрослую жизнь, а во взрослой жизни ругаются матом. Но это не значит, что, прочитав книгу, все они начнут ругаться матом. Нет! Принцип такой: информирован – значит, предупрежден.

М.Т. Беляева:

— И все-таки вы на этой конференции задали вопрос о неподготовленном читателе. Подготовленный читатель понимает, почему автор использует эту лексику. Но сегодняшний подросток не понимает, что это нужно для раскрытия атмосферы того времени, он просто читает и видит стиль написания литературного произведения…

В.В. Дворников:

— В художественной литературе все зависит от интеллигентности писателя и вообще человека искусства. Можно иметь высшее образование, даже два, можно быть кандидатом и доктором наук. Но если у тебя нет внутренней культуры, то ты будешь искать выражение мата. Вот есть известный писатель и филолог Алексей Варламов, а есть наш уважаемый земляк, филолог Валерий Лепахин – вы можете представить, чтобы он ругнулся матом или написал в своем рассказе мат? Это высококультурный, интеллигентный человек. А Пушкин, Лермонтов и Есенин велики не тем, что где-то когда-то употребили мат.

С. Михайлов:

— Я думаю, эти писатели сами относились к этим экзотическим исключениям в своем творчестве как, может быть, к какому-то баловству. Мало ли, в каких обстоятельствах они это писали! Мы понимаем, что парни были горячие: с дуэлями, с переживаниями, связанными женщинами. Но я не думаю, что они считали для себя нормой – писать мат-перемат налево-направо. Они понимали, что тогда и читателей у них будет немного…

Чем опасны бляха-муха и капец?

У нецензурной лексики есть свойство прикрываться вроде бы благозвучными словами и выражениями. Все эти «блин», «ёпрст», «бляха-муха», «капец», «ёжкин кот» — не что иное, как подмена мата, слова, намекающие на вполне конкретные матные выражения.

В.В. Дворников:

— В филологии их называют «шаловливой лексикой». Мало того, что это слова паразиты, но когда мы их произносим, у нас что подспудно возникает в уме и в душе? Все прекрасно понимают, что имеет человек в виду! А кто произносит такую «шаловливую лексику», тот потом может перейти и на более грубую.

Е.И. Саленкова:

— Взрослые же позволяют себе часто говорить «блин». А подразумевается под этим совсем другое слово. А дети слышат и повторяют.

о. Владимир:

— Смотря в каком значении. Блин горелый – это значит, комом. То есть что-то не удалось, не получилось. По пальцу ударил – блин! Горелый? Или же ты под этим словом другое слово подразумеваешь?..

Они же по-другому не понимают!

Среди прочих оправданий мата существует устойчивое понятие: в рабочей среде люди по-другому не понимают. На Круглом столе зашел разговор и об этом «непонимании».

о. Владимир:

— Оправдываясь, что люди ругаются матом, говорят о рабочей среде: они же по-другому не понимают! Вот я говорю нормальными словами, они не понимают, а я садану – он тут же идет и делает! А ведь это действие как раз бесовской силы! Бес и добивается, чтобы этот руководитель выругался матом.

Е.И. Саленкова:

— У представителей травмоопасных профессий это, действительно, в крови. Есть же известное выражение «материться как сапожник». Однажды у меня на приме был мужчина, начальник производственного подразделения, и я спросила его, как он разговаривает со своими подчиненными. Он отвечает: «Ну, я прихожу и говорю: Петр Петрович, будьте любезны, вы вот на этом станочке…» А потом, увидев мой взгляд, продолжил: «Ну как вы думаете я с ним разговариваю? Конечно, на ё и на м… Просто так доходчивее и быстрее. Но когда мы сидим на планерке, там ни одного такого слова не вылетает».

Т.А. Беляева:

— Сколько лет я работаю в этой библиотеке, я ни разу не слышала, чтобы в этих стенах кто-то ругнулся матом. Несмотря на то, что люди приходят разных возрастов и в разных состояниях…

В.В. Дворников:

— Я работал в нескольких коллективах, где даже интеллигентные и культурные люди ругались матом. Но все знали, что я не ругаюсь. И при мне старались никогда не материться, а если случайно у них такое слово вылетало, всегда говорили: «Простите!» Что касается тех, которые делают что-то только из-под палки, понимая только грубые слова, то об этом хорошо написал Валерий Лепахин: «Мы должны человека побеждать добром и любовью. Так воспитывать себя и ближнего, чтобы он, видя нашу доброжелательность и дружеское отношение, исполнил то, что мы просим».

Слово молодежи

Почему, в каких обстоятельствах человек вдруг начинает ругаться матом? На Круглом столе взрослые поделились своими историями, и они были очень похожи: хотелось повзрослеть, выглядеть на уровне авторитетных сверстников, заслужить уважение друзей.  Но в большинстве случаев выбор – ругаться или не ругаться матом дальше – помогла делать семья. Если родители не приемлют матерную брань, подросток, как правило, перебаливал этой заразой и возвращался к нормальной лексике. В советское время, кстати, в обществе к этому относились очень строго – можно было загреметь и на 15 суток.

Собственно, со временем мало что изменилось. Подростки начинают материться, чтобы казаться взрослее, выражать протест… И даже если этот мат не слышен в школьных коридорах, он прочно осел в соцсетях – в виде комментариев, постов, подписей к фотографиям и картинкам… Вот что рассказали нам наши девятиклассники.

Кирилл:

— Мат у нас является показателем авторитета. Тот, кто больше употребит таких слов, тот у нас самый образованный, самый независимый, самый высокий по статусу. А если не использует, то два варианта: либо он маменькин сыночек либо ботаник.

Д.Г. Котов:

— Молодежь находит, порой такие изощренные ругательства, какие я за всю свою жизнь не слышал!

Кирилл:

— У нас сейчас век научных технологий, появляются все новые и новые, большинство молодежи переходит в интернет, появляется вторичный сленг, и в этом сленге появляется мат. Молодежь сегодня делится на два типа: старой закалки, читающие… А есть те, кто следит за модой (подвороты, все такое…), для них сочетание моды и мата является показателем их более высокого уровня.

М.Т. Беляева:

— Скажите, Кирилл, вот вы образованный, начитанный молодой человек, у вас прекрасная речь… Не кажется ли вам, что современная молодежь использует два образа: если они не в сетях и не интернете, они могут прекрасно говорить, общаться, а переходя  в другое измерение, в интернет, они позволяют себе в том числе и нецензурную брань…

Кирилл:

— Да, вы совершенно правы. Молодежь сегодня, в большинстве, двуличная, она находится в двух средах. Первая – дома, в школе, когда надо показать себя с лучшей стороны. А когда молодежь попадает в свой круг общения – в те же самые соцсети, беседы, клубы – там она считает себя свободной, говорит обо всех – все подряд.

М.Т. Беляева:

— А можно прямой вопрос? Вы используете такую лексику?

Кирилл:

— Нет, это совершенно лишнее.

Мария:

— Я знаю много умных людей, которые используют мат, и с ними крайне приятно общаться, и я не считаю мат показателем какой-то необразованности и внутренней неинтеллигентности человека. Если мат к месту и если это добавляет окраску предложения, я не вижу в этом ничего плохого. Мои друзья, мое окружение – это достаточно образованные люди, в 16 лет они уже обсуждают Сорокина, Пелевина, Лимонова… Они используют мат, но в их речи это звучит крайне органично, красиво, к месту…

о. Владимир:

— По поводу органичного вплетения в речь мата — это примерно как цианистого калия положить в пирожное. А то, что ты отравишься – это уже вопрос другой.

Е.И. Саленкова:

— Сначала мат вплетается по одному словечку, а потом и все предложение состоит из мата. И тогда уже идет разрушение интеллекта и деградация.

Д.Г. Котов:

— Я приехал в Кольчугино с Урала, там меньше матерились, а тут – то ли народ другой? – бабушка при двухгодовалом внучике кроет матом! Я допускаю, что иногда можно ругнуться матом – когда допекло. Но когда им подменяют простую разговорную речь, это очень плохо. Мне неприятно, когда я прихожу на Пекшу купаться и слышу, как на берегу матюгаются подростки! Или идут по улице компании, и парни позволяют себе выругиваться при девчонках! А те только хихикают… Мне это непонятно!

А. Дмитриева:

— Я не ругаюсь матом вообще, и не ругалась никогда. И не курю, и не пью. И не страдаю нисколько. Я не считаю себя ботаником или каким-то недалеким человеком. Я работаю в молодежном клубе и прекрасно ориентируюсь в молодежной среде, у меня растет дочь-подросток, которая тоже вводит меня в подробности общения. Для меня мат – это, во-первых, невоспитанность, во-вторых, неуважение к тому, с кем ты разговариваешь матом и, в-третьих, ограниченный словарный запас. Я и своей дочери внушаю: это недостойно тебя. Пусть кто как хочет, так и делает, но из твоих уст это звучать не должно.

На днях мы шли вечером по улице и рядом с нами оказались трое мужчин, один из которых вел за руку маленькую девочку, которая, кажется, еще и говорить не умеет. И у них между собой звучал сплошной мат. Моя дочь взялась за голову и спросила: «Что вырастет из этого ребенка?» Она, подросток, об этом задумалась. Я рассказала, что наша газета предложила фотографировать подростков, которые ругаются матом. И мой ребенок говорит мне: это бессмысленно, потому что, во-первых, таким родителям плевать на своих детей, а во-вторых, если они позволяют своим детям так себя вести, то, скорее всего, они и сами себя так ведут. А когда родители открыто говорят ребенку: да, я знаю, что есть матные слова, что твои одноклассники так говорят, но это просто не достойно твоего поведения, то ребенок удивляется: а моя мама-то, оказывается, не прошлый век, она знает об этом, но от нее я никогда не слышал мат, и зачем я буду допускать это в своей жизни?

 Можно ли расслабиться от песен Шнурова?

Сегодня мы принимаем использование нецензурной брани в литературных произведениях, а завтра придем к более вызывающим вещам. Наша читательница Марина Захарова поделилась с нами информацией, опубликованной недавно в «Российской газете»: в Госдуме предложили разрешить музыкантам ругаться матом на концертах.

По мнению замглавы комитета Госдумы по информполитике, информационным технологиям и связи Андрея Свинцова, нецензурная брань может помочь артисту для выражения его таланта в творческом процессе.

А чтобы люди были предупреждены, на афишах он предлагает указывать информацию о возрастных ограничениях и сообщать об использовании нецензурной лексики. При этом к выступлениям в различных общественных местах предложенное правило применяться не должно. Разрешение касается только «сольников». Бороться с матом в первую очередь следует в семье, считает депутат.

Е.И. Саленкова:

— На Первом, главном, канале, в одной из передач посадили Шнура, и столько прозвучало хвалебных од его таланту. И хоть бы одно прозвучало стихотворение талантливое, им написанное! Кроме всех этих «пи-пи-пи» в его песнях, от которых вся молодежь дуреет…

Мария:

— То есть, по-вашему, если человек употребляет в своих песнях мат, то его нельзя показывать на федеральных каналах? Я могу послушать Биттлз, могу слушать Ролинг стоун, Квин, а могу послушать Егора Летова – голос поколений, который дает молодежи эмоциональную разрядку.

А. Дмитриева:

— Ты считаешь, что они на одном уровне?

Мария:

— Я говорю о том, что если Егор Летов где-то употребил мат, то не стоит на него спускать всех собак: типа какой он ужасный человек, он портит нам культуру, он портит наших детей!

П. Власов:

— Здесь прозвучало о том, что при прослушивании песен матершинников человек разряжается. А если бы этого не было бы, человечество потеряло бы что-то? Оно взорвется, если не будет иметь разрядку? Вообще, стоит ли это выпускать на массового зрителя, на экран?

А. Дмитриева:

— А что со мной стало за все эти годы? У меня нет этой разрядки – я не считаю нужным слушать матные песни, самой общаться матом. Я сама выступаю и не понимаю, как можно со сцены, в микрофон, на тысячную аудиторию спеть матом? Я не понимаю, в чем искусство и культура такого выступления. И дело вовсе не в поколении. Дело во взрослых, которые сделали такие ориентиры для своих детей, когда равняться нужно на Шнурова, на Летова.

Так в чем же заключается свобода?

Наш разговор продолжался более двух часов, дискуссия порой очень сильно накалялась, и, конечно же, двум поколениями было очень трудно услышать друг друга. Знают ли взрослые, насколько распространен мат среди молодежи? Конечно, знают. Нравится ли это им? Конечно, нет. Но готовы ли они уже завтра начать с себя и даже изредка, случайно не употреблять матные ругательства?..

С. Михайлов:

— На самом деле не надо прельщаться – старое поколение матерится не меньше. И большее разочарование, когда ты слышишь это от старшего поколения. Так тебя обложат, что мало не покажется. А мамаши с детьми? Выйдите на площадь – они и при детях матерятся, и на детей своих матом орут. В целом, использование мата зависит от двух вещей: от воспитания и от ощущения своей свободы. Ведь свобода – это не то, когда я могу, свобода – это что я могу сам себе запретить. Если мне что-то не нравится и если это начинает мною владеть, значит, я должен уметь взять это под контроль — иметь такую свободу своих действий. Я, например, пытаюсь сдерживаться, значит, уже какой-то процесс идет. Интернет – это, конечно, лукавая вещь, это всегда маска, псевдонимы, фейковые странички, но если ты даже там будешь пытаться себя сдерживать, тебе и в реальной жизни будет это сделать проще. И в интернете можно не материться. У меня, например, своя группа, и у меня есть правило – без пошлости и мата. Это сохраняет наш семейный контент — 0+, и к нам просто приятно зайти посмотреть. Что, кстати, многие отмечают.

Е.И. Саленкова:

— Маша, у меня такой прогноз вам: пройдет пять-десять лет и вы конкретно не будете ругаться матом, и реакция на мат у вас будет совершенно другая. А особенно когда у вас появится ребенок. И вы вспомните нашу сегодняшнюю беседу.

Кирилл:

— А я встану между Машей и Еленой Игоревной. Речь человека напрямую зависит от его внутренней среды. Проблема в том, что у каждого человека разное развитие, разное воспитание, разная самооценка. У поколения моего возраста нет индивидуальности. Они хотят быть похожи на кого-то.

М.Т. Беляева:

— Такие ребята, как Кирилл – самодостаточные, свободные в своих мыслях. Они знают, что смогут утвердиться в этом мире без этих слов. Они ему не нужны. Это же круто — быть не таким как все. Надо говорить об этом молодежи. Все курят, а ты – нет. Все ругаются – а ты нет!

о. Владимир:

— Все зависит от того, что вы хотите в жизни добиться. Если вы хотите добиться Царствия Небесного, то вы послушаете меня, а я вам скажу: это грех, который портит человека и ведет его к смерти – не физической (все мы умрем), а к духовной смерти. Существует программа: чтобы победить Россию, ее надо развратить. Все это идет с Запада, где уже идет волна возмущения: почему русские не допускают однополые браки?! Мол, мы лишаем человека свободы. А это верх разврата! Да, есть люди больные, но это же не говорит о том, что все мы должны стать больными. Да, увы, мат существует в семьях, и это ни к чему хорошему не приведет. Это приведет к разврату, развалу семей, рождению уродов-детей и так далее.

«Разговор ни о чем, который ничего не изменит», — так Мария охарактеризовала нашу встречу. Согласитесь ли вы с ней, уважаемые читатели, мы не знаем. Но многие взрослые участники Круглого стола не согласились.

А. Дмитриева:

— Почему не изменит? Вокруг меня уже обстановка меняется: я знаю, что со мной никто разговаривать матом не будет.

М.Т. Беляева:

— Я знаю, что буду очень внимательно следить за тем, что происходит вокруг. Поговорю со своими близкими. Почему это ничего не изменит?

По материалам газеты «Кольчугинские вести» от 09.12.2018